Вещдок с повреждением: кто ответит за убытки

Вещдок с повреждением: кто ответит за убытки

Вещдок с повреждением: кто ответит за убытки 05.06.2020
Автомобиль признали вещественным доказательством, а после хранения вернули с повреждениями. Но суды отказались назначать компенсацию, потому что не обнаружили связи между действиями служащих госорганов и наличием на машине царапин и вмятин. Верховный суд признал: они проявили формальный подход, вместо того чтобы найти виновника. Нужно было установить, в каком состоянии находилась машина до изъятия и возникли ли на ней новые повреждения. Если возникли, то когда и по чьей вине.

Отсутствует причинно-следственная связь

У Виктора Тимошина* похитили машину, он обратился с заявлением в полицию. Спустя некоторое время автомобиль нашли, изъяли и признали вещественным доказательством по уголовному делу. В протоколе осмотра места происшествия о повреждениях авто ничего не указали. Машину передали на хранение ООО «Строй Групп», которое обнаружило царапины переднего и заднего бампера, а также вмятины на капоте. Когда Тимошин получил машину, в ней не оказалось запасного колеса и инструментов, по кузову были выбоины, салон в грязи. 

Тимошин провел оценку повреждений, согласно которой стоимость восстановительного ремонта без учёта износа составила 456 598 руб. Эти деньги он попытался взыскать в суде с ОМВД, Минфина и управления Федерального казначейства.

Тосненский городской суд Ленинградской области отказал в удовлетворении иска, Ленинградский областной суд с ним согласился. Они решили: заявитель не доказал, что авто повредили по вине ответчиков. В первоначальном протоколе осмотра говорится лишь об обнаружении машины. Записи в последующих протоколах ничего не доказывают. По мнению апелляции, объём повреждений в экспертном заключении значительно больше, чем в протоколах осмотра. Это, по мнению суда, означает: царапины и вмятины не могли появиться с момента обнаружения похищенного автомобиля до возвращения его Тимошину. 

Верховный суд отметил: нижестоящие суды, признавая факт повреждений, не установили обстоятельств их возникновения и виновных лиц. Разрешая спор, они сослались на отсутствие причинно-следственной связи между царапинами и действиями ответчиков. При этом суды не знают, в каком состоянии находилась машина до изъятия и возникли ли на ней новые повреждения. Если возникли, то когда и по чьей вине. Поэтому ВС отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции (№ 33-КГ19-9). Пока еще оно не рассмотрено.

Суды проявили формализм

Руководитель юридического отдела ЮБ Падва и Эпштейн Татьяна Манакова уверена: суды не исследовали время, место нахождения автомобиля и обстоятельства, при которых он получил повреждения. «Это нужно обязательно выяснить, чтобы определить лицо, обязанное компенсировать вред. ВС указал: формальное несоответствие повреждений в момент обнаружения автомобиля тем, что были выявлены после возврата машины, не означает отказ в удовлетворении требований», – говорит Манакова. 

Михаил Черба, адвокат АБ Павлова и партнеры: "Из разъяснений ВС следует: при новом рассмотрении дела может потребоваться представление новых доказательств. Однако в суде апелляционной инстанции сделать это будет затруднительно или невозможно (п. 1 ст. 327.1 ГПК)".

Адвокат АБ Павлова и партнеры Михаил Черба рассказал, что некоторые суды удовлетворяют требования граждан о взыскании убытков с государственных органов. Так, в деле № 33-12126/2014 заявитель получил от полиции деньги за угнанный со стоянки ОМВД автомобиль. «Тем не менее сложно прогнозировать результат повторного рассмотрения дела. Хочется надеяться, что суд второй инстанции вынесет законный и обоснованный акт с учетом всех доводов ВС», – отметил Черба.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Источник


Возврат к списку