Топ-5 семейных споров: как правильно делить акции и недвижимость

Топ-5 семейных споров: как правильно делить акции и недвижимость

Топ-5 семейных споров: как правильно делить акции и недвижимость 28.06.2018
По статистике Верховного суда, одна из распространённых категорий дел по итогам прошлого года связана с семейными отношениями (свыше 1 млн споров), половина из которых – о расторжении брака. Опираясь на мнения экспертов, выбрали для вас пять важных дел по этой теме, которые дошли до ВС. С какими проблемами сталкиваются участники "звездных разводов"? Как правильно поделить "совместно нажитые" акции? Благодаря чему получится правильно разделить многочисленную недвижимость при разводе?
Разделить имущество с банкротом

Андрей Ратнов* задолжал АО "Россельхозбанк" деньги, в связи с чем суд признал его банкротом и ввел процедуру реализации активов несостоятельного физлица. После этого Нина Ратнова*, его супруга,  решила разделить совместно нажитое имущество, но в добровольном порядке это сделать не удалось. И жена подала соответствующий иск в суд. Общих несовершеннолетних детей, как и общих долгов, у семейной пары не было. Михайловский районный суд Рязанской области производство по ее заявлению прекратил, а апелляция оставила такое решение без изменений. Две инстанции указали, что закон не допускает рассмотрения судом общей юрисдикции дела о разделе имущества между супругами после признания гражданина банкротом. При этом второй супруг может получить свою долю из общей собственности только в виде денег, вырученных от реализации совместно нажитого имущества, добавили суды. Они исходили из того, что разрешение требований Ратновой возможно лишь через её участие в деле о банкротстве в качестве кредитора. 

Тогда жена обратилась с аналогичными требованиями в Арбитражный суд Рязанской области. Но АС ее заявление вернул, указав на отсутствие права участвовать в деле о банкротстве супруга. Заявителю предложили разрешить возникший спор именно в СОЮ. 20-й ААС с этим согласился и пояснил: в ходе процедуры банкротства супруг должника вправе в общем порядке обратиться в суд общей юрисдикции с иском о разделе общего имущества супругов либо потребовать признания права общей собственности на эти активы (№ А54-1301/2016). 

После таких выводов Ратнова обжаловала акты СОЮ в Верховный суд. ВС указал, что подведомственность дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами определяется с учётом характера спорных правоотношений и их субъектного состава. Учитывая, что специальными нормами закона о банкротстве прямо не предусмотрено рассмотрение в АС споров, связанных с разделом общего имущества супругов, следует руководствоваться нормами гражданского процессуального права. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК, к компетенции СОЮ относятся в том числе исковые дела по разбирательствам, возникающим из семейных правоотношений, как у Ратновых. ВС отметил: возбуждение процедуры банкротства гражданина не означает, что все споры, связанные с формированием конкурсной массы, подлежат рассмотрению в арбитражных судах. Ведь в спорной ситуации иск заявлен не в рамках кредиторских требований по вопросам, которые касаются реализации общего имущества, а основан на положениях гражданского и семейного законодательств, заметил ВС. При таких обстоятельствах нижестоящие суды не имели законных оснований для прекращения производства по делу в связи с его неподведомственностью, подчеркнула судебная коллегия по гражданским делам ВС (дело № 6-КГ 8-1).

Галина Павлова, управляющий партнер АБ "Павлова и партнеры":

"В этом разбирательстве основная тема – процессуального характера, но очень важная для судебной практики. СОЮ в подобных случаях нередко прекращает производство по делу о разделе имущества супругов, полагая, что такой конфликт подлежит рассмотрению в банкротном споре в арбитражном суде (АС). Но ВС пояснил: возбуждение процедуры несостоятельности гражданина не означает, что все споры, связанные с формированием конкурсной массы, должны разбираться в АС. Участие супруга-должника в деле о несостоятельности возможно в случае, установленном в банкротном законодательстве". 

Удачно поделить недвижимость

Супругам Анне и Борису Солюскиным* на праве общей долевой собственности принадлежали две дачи и участок площадью 8002 кв. м. Жена имела право на 24/100, а муж – на 76/100 долей. Соглашение о том, как пользоваться помещениями, у них отсутствовало. Когда супруги стали расходиться, то в добровольном порядке поделить активы не смогли. Тогда Анна Солюскина подала иск о разделе имущества. В рамках этого дела суд назначил экспертизу, чтобы установить наиболее оптимальную схему, как поделить недвижимость. Специалист предложил сразу несколько вариантов, но суд выбрал тот, по которому муж получил в собственность все жилые строения и участок площадью 5541 кв. м. Заявителю же достался сарай и земли на 2461 кв. м. 

Первая инстанция решила, что эта схема отвечает интересам сторон и удобна в пользовании имуществом, так как не предусматривает переоборудования недвижимости и учитывает все необходимые компенсации. Такую позицию поддержала и представитель Бориса Солюскина. Сам ответчик на заседании отсутствовал, а уже после вынесения решения сказал, что такой вариант ему не понравился, ведь он не просил получать обе дачи за счёт уменьшения доли участка. И муж добился пересмотра решения в апелляции, которая согласилась, что правильным будет другой вариант раздела: по нему каждый из собственников получает часть строения или участка, пропорциональную его доле. Но в этом случае уже требовались серьёзные финансовые вложения и переустройство жилых домов – возведение разделительных перегородок, подводка газа, проведение систем отопления, электропроводки и прочего. При этом истица получала участок площадью 1920 кв. м, а ее супруг – 6082 кв. м. "с конфигурацией, обеспечивающей для каждой из сторон возможность прохода к выделенным частям обоих домов". 

Такой раздел имущества не устроил уже заявителя. Она оспорила акт апелляции в Верховный суд. ВС указал, что в спорной ситуации совсем не обязательно предоставлять и истцу, и ответчику соответствующую долю в каждом из объектов. Ведь цель раздела – прекратить режим общей собственности и дать возможность максимально беспрепятственно распоряжаться имуществом, подчеркнули в ВС. Судебная коллегия по гражданским делам ВС обратила внимание: когда доля собственника незначительна и ее нельзя реально выделить, то суд может и при отсутствии согласия этого владельца обязать остальных участников долевой собственности выплатить тому компенсацию (дело № 4-КГ17-66). При этом судам следует учитывать сразу несколько факторов: требует ли выбранный вариант раздела имущества дополнительных затрат, строительных работ, формирования участков сложной конфигурации и установления сервитута на часть помещений в жилых домах, подчеркнул ВС. Кроме того, в спорной ситуации нижестоящие инстанции не учли то, что между сторонами сложились конфликтные отношения, а из-за этого пользоваться одним и тем же домом будет сложно, резюмировала "тройка" судей ВС под председательством Сергея Асташова

Галина Павлова, управляющий партнер АБ "Павлова и партнеры":

"ВС обратил внимание, когда суд может и при отсутствии согласия собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить тому компенсацию: доля собственника должна быть незначительна, ее нельзя реально выделить, а сам собственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества (п. 4 ст. 252 ГК). В большинстве случаев нижестоящие суды избегают применения этой нормы и следуют по такому же пути, как и в настоящем деле: определяют долю на основании экспертного заключения".

Читать далее

 





Возврат к списку