Вокруг Дома Мельникова снова неспокойно

Вокруг Дома Мельникова снова неспокойно

Вокруг Дома Мельникова снова неспокойно 18.08.2014

Опять в связи с Домом Константина Мельникова, вернее, уже в самом Доме разразился скандал. Музей архитектуры, которому принадлежит половина здания, разослал прессе заявление о том, что к концу года в знаменитый дом-мастерскую конструктивиста начнут пускать посетителей, что куратором Дома станет внучка архитектора Елена Мельникова и что постоянная экспозиция Константина и его сына, художника Виктора Мельникова, откроется в отдельном помещении на Воздвиженке в 2015-м. Сейчас, по сообщениям Музея архитектуры, в здании в Кривоарбатском переулке (которое в марте распоряжением Дмитрия Медведева получило статус объекта культурного наследия федерального значения) началась опись мемориальных предметов. Однако это произошло так: 13 августа в дом, где живет Екатерина Каринская, вторая внучка архитектора и исполнительница завещания его сына Виктора Мельникова, вошли «сотрудники Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых – филиала Государственного музея архитектуры им. А.В. Щусева» (так Дом Мельникова назван в письме от Музея архитектуры (МА). Вошли в ее отсутствие. И, по ее словам, со взломом исторической двери, повредив и историческую же раму двери. Методы кажутся странными. Когда среди участников спора согласья нет, появляется много вопросов.

Пресс-служба Музея архитектуры сообщает, что Каринская проживает в Доме незаконно: «Решением Пресненского межмуниципального суда г. Москвы от 15.03.1996 г. прописка Е. Каринской в Доме признана недействительной и ей предписано выехать из него». Если это так, непонятно, отчего 18 лет терпели в Музее архитектуры нарушение. «НГ» обратилась за комментарием к юристу 172-й Адвокатской консультации Давиду Габелая, который тоже занимается Домом Мельникова. Он сказал, что, «во-первых, решение это неисполнимо по существу, поскольку прежнего места жительства Каринской нет (квартира давно принадлежит другому собственнику). Во-вторых, решение о выселении не может быть принудительно исполнено службой судебных приставов, поскольку срок для его принудительного исполнения истек, ибо исполнительный лист может быть предъявлен к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу». Что касается права собственности, «решением Пресненского суда г. Москвы от 09.12.2013 признано, что Каринской как обязательной наследнице принадлежит 1/4 доли во всем наследственном имуществе Виктора Мельникова. А поскольку в наследственную массу Виктора Мельникова входит 1/2 доли в праве собственности на Дом, то Каринской принадлежит 1/8 доли в праве собственности на Дом (еще половина принадлежит государству, и, согласно комментарию Каринской РИА Новости, «25% Дома Мельникова должны перейти в собственность Росимущества, а еще 25% должны быть переданы ей и ее родственнице Елене Мельниковой». – «НГ»).

В настоящее время свидетельство о праве на наследство Каринской еще не получено, соответственно нет и свидетельства о праве собственности на 1/8 доли. Но поскольку речь идет о наследовании, право собственности на наследственное имущество вообще и на недвижимое имущество в частности возникает со дня открытия наследства (то есть со дня смерти ее отца), а не с момента, скажем, госрегистрации недвижимого имущества, перешедшего к наследнику, – право Каринской на 1/8 доли собственности на Дом принадлежит ей», – говорит Габелая. Кроме того, сейчас ФМС подтвердила регистрацию Каринской в Кривоарбатском, 10. Наконец, «это по своему назначению жилое помещение, и пока его назначение не будет изменено, музея там быть не может, – говорит юрист, – поэтому МА не вправе осуществлять действия, ущемляющие жилищные права другого собственника».

Читать полностью


Возврат к списку