Верховный суд разрешил супругам делить личное имущество

Верховный суд разрешил супругам делить личное имущество

Верховный суд разрешил супругам делить личное имущество 18.11.2019
Вправе ли супруги включать в соглашение о разделе имущества или в брачный договор норму о распоряжении своим личным имуществом? Долгое время единой позиции по этому вопросу не было. Даже не все нотариусы соглашались удостоверять такие документы. Однако Верховный суд внёс ясность.

Отделить личное от совместного

Степан Ульяченко* состоял в браке с Инной Кондратьевой*. Супруги заключили брачный договор, по условиям которого совместно приобретённая квартира является собственностью Кондратьевой, а также соглашение о разделе имущества, по которому другая квартира (стоимостью 3 769 716 руб.) переходит в собственность Ульяченко. При этом Кондратьева получила 700 000 руб. компенсации. 

Когда брак был расторгнут, Ульяченко решил, что условия соглашения и брачного договора ставят его в невыгодное положение, поскольку лишают всего совместно нажитого имущества. По словам экс-супруга, квартира стоимостью 3 769 716 руб. не является совместной собственностью, поскольку приобретена на его личные деньги путём заключения договора долевого участия в строительстве. Ульяченко обратился в суд с иском о признании соглашения и брачного договора недействительными. 

Геленджикский городской суд Краснодарского края пришёл к выводу, что документы соответствуют закону, заключены при обоюдном согласии супругов в период брака добровольно в соответствии с их осознанным волеизъявлением. По мнению суда, несоразмерность выделенного каждому из супругов имущества сама по себе не является основанием для признания брачного договора и соглашения недействительными. Поэтому суд первой инстанции в иске отказал.

Краснодарский краевой суд счёл, что стороны включили в соглашение имущество, не являющееся совместным, а так делать нельзя. Поэтому суд частично отменил ранее принятое решение и вынес новое – о признании соглашения о разделе имущества недействительным. Он также применил последствия недействительности сделки и взыскал с Кондратьевой в пользу Ульяченко 700 000 руб. компенсации. 

Экс-супруга обратилась с жалобой в Верховный суд. Тот установил: на момент заключения соглашения право собственности на квартиру было зарегистрировано за Ульяченко на основании договора участия в долевом строительстве, причём регистрация произведена в период брака. Эта квартира была куплена за 2 358 087 руб. и оценена сторонами в 3 769 716 руб. По мнению ВС, супруги вправе по своему усмотрению не только изменять режим нажитого в браке имущества, но и включать в брачный договор и в иное соглашение любые, не противоречащие закону условия, в том числе и о распоряжении личным имуществом каждого из супругов. Это не запрещено ст. 38 Семейного кодекса и не может толковаться как нарушение закона. Поэтому ВС отменил решение апелляции о признании заключённого сторонами соглашения о разделе имущества ничтожной сделкой и оставил в силе решение суда первой инстанции (№ 18-КГ19-82) <...>

Управляющий партнёр Павлова и партнеры Галина Павлова рассказала: раньше нотариусы часто отказывали гражданам во включении в состав подлежащего разделу имущества личного имущества супруга. «Теперь сомнение нотариусов устранено. Это хорошо для гражданского оборота, так как появится больше вариантов раздела собственности», – уверена Павлова.


Читать далее


Возврат к списку