Экономколлегия изменила стандарт доказывания для обеспечительных мер

Экономколлегия изменила стандарт доказывания для обеспечительных мер

Экономколлегия изменила стандарт доказывания для обеспечительных мер 31.01.2020
Незадолго до отзыва лицензии из банка начали выводить деньги с помощью безнадежных кредитов. Спустя несколько лет об этом узнало Агентство по страхованию вкладов, которое попросило привлечь менеджеров банка к «субсидиарке», а заодно и наложить арест на их деньги и имущество. Добиться этого удалось только в Верховном суде, который в определении по делу напомнил о пониженном стандарте доказывания для кредиторов в подобных спорах, а также разрешил обходиться «разумными подозрениями» в качестве повода для ареста.

В спорах о субсидиарной ответственности, давно превратившейся из исключительной в ординарную форму ответственности, продолжает укрепляться прокредиторский характер, отмечает Юлия Литовцева, партнер Пепеляев Групп . По мнению Тимура Баязитова, старшего юриста правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры , для «прокредиторского» подхода есть причина: «Печальная статистика бесперспективности взыскания денежных средств с контролирующих должника лиц в результате их недобросовестных действий по сокрытию имущества».

Недавнее решение экономколлегии Верховного суда как раз поддерживает «прокредиторский» тренд в спорах об обеспечительных мерах. Оно должно помочь кредиторам добавиться своего в таких делах.

Вовремя вывели деньги из Тайм Банка

Рассмотреть подобный спор ВС пришлось в рамках дела № А40-168999/2015 о банкротстве ПАО «Тайм Банк». Незадолго до отзыва лицензии из организации начали выводить деньги с помощью необеспеченных кредитов. Чтобы вернуть эти деньги в конкурсную массу, Агентство по страхованию вкладов (АСВ) попыталось привлечь к ответственности контролирующих лиц банка. По мнению юристов АСВ, именно их действия и бездействие привели к выводу денег из банка. 

Чтобы собственники не попытались «спрятать» свое имущество от суда, АСВ попросило наложить на них обеспечительные меры – арестовать деньги. Но, по мнению АСГМ и 9-го ААС, заявитель не смог доказать, что непринятие обеспечительных мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта. Кроме того, АСВ не подтвердило, что ответчики предпринимают какие-либо шаги для продажи своего имущества, то есть пытаются причинить потенциальный ущерб Тайм Банку и его кредиторам.

Разумных подозрений достаточно?

Поскольку обеспечительные меры являются ускоренным средством защиты, то для их принятия не требуется представления доказательств в объеме, необходимом для обоснования требований и возражений стороны по существу спора, заявили юристы АСВ в жалобе в Верховный суд. По мнению АСВ, для наложения обеспечительных мер заявителю достаточно было лишь «подтвердить разумные подозрения» в том, что для таких мер есть разумные основания. 

Кроме того, АСВ указало, что с учетом обстоятельств, установленных в рамках обособленного спора о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности, «высока вероятность» того, что они будут действовать недобросовестно.

Не ждать добросовестности от недобросовестных

В своем решении по этому делу Верховный суд сослался на практику Европейского суда по правам человека, который неоднократно напоминал: исполнение решения, вынесенного любым судом, должно рассматриваться как неотъемлемая часть судебной защиты. И хотя определение о привлечении контролирующих лиц является решением, вынесенным в пользу кредиторов, сам по себе факт принятия такого решения совсем не означает его исполнения. По мнению экономколлегии ВС, ситуация, при которой у недобросовестных директоров есть возможность скрыть свое имущество от кредиторов, является «недопустимой».

Именно поэтому суды ошиблись, когда отказали АСВ в обеспечительных мерах для привлеченных к «субсидиарке». Потому что нельзя отказывать в таком заявлении только из-за того, что АСВ не указало на конкретные попытки контролирующих лиц скрыть свое имущество.

Для споров о принятии обеспечительных мер действует пониженный стандарт доказывания, поэтому разумных подозрений в том, что контролирующие лица будут действовать недобросовестно, должно хватить.

Еще одним поводом для принятия обеспечительных мер тройка судей экономколлегии под председательством Ивана Разумова сочла прошлое поведение контролирующих лиц. Ведь суд установил, что они выводили деньги из банка незадолго до отзыва лицензии, то есть вели себя недобросовестно, следовательно, нет оснований рассчитывать на их добросовестность в будущем. «Существует высокая вероятность того, что в дальнейшем упомянутые лица продолжат действовать недобросовестно, по этой причине <...> взыскание сумм возмещения вреда будет существенно затруднено, что причинит ущерб кредиторам банка», – указано в определении ВС.

Также судьи дали еще один ориентир, в каком случае у кредиторов могут возникнуть «разумные подозрения». Например, когда после вынесения судебного акта о привлечении контролирующих лиц к ответственности они проявляют пассивность, не принимают каких-либо мер к добровольному возмещению вреда и не сотрудничают с конкурсным управляющим. Именно так вели себя менеджеры Тайм Банка в обсуждаемом деле.

В итоге ВС не стал отправлять спор об обеспечительных мерах на новое рассмотрение, а решил его самостоятельно: удовлетворил заявление АСВ и наложил арест на деньги контролирующих лиц в размере 480 млн руб. То есть в размере разницы между требованиями всех кредиторов и стоимостью активов банка.

Эксперты «Право.ru»: добиться обеспечительных мер станет проще. Или нет?

Судебная практика в части применения института обеспечительных мер еще с конца 2018 года взяла курс на ужесточение ответственности контролирующих должника лиц. Способствующие этому выводы содержались в определении ВС по делу № А40-80460/2015, напоминает Тимур Баязитов. Вот и в деле Тайм Банка ВС сделал «явно прокредиторские выводы, которые существенно снижают стандарт доказывания при применении института обеспечительных мер», отмечает он.

Дело Тайм Банка продолжает заданный в конце 2018 года подход, согласен Сергей Левичев, партнёр АБ "Павлова и партнеры". При этом эксперт не смог использовать аргументы суда в свою пользу в споре по банкротному делу № А40-55732/2017. В нем схожие обстоятельства, но спор о привлечении контролирующих лиц еще продолжается. Из-за этого суд отказался принять во внимание определение ВС, сославшись на «различность фактических обстоятельств в приведенном деле с настоящим спором». «Подобная каучуковая формулировка, использованная кассационным судом, способна нивелировать выводы, сформулированные в определении ВС, поскольку одинаковых дел не существует и фактические обстоятельства споров всегда различаются», – полагает эксперт.

Читать далее

Возврат к списку