Проблема исковой давности по виндикации на примере споров в системе РАН

Проблема исковой давности по виндикации на примере споров в системе РАН

Проблема исковой давности по виндикации на примере споров в системе РАН 02.09.2015

Верховный суд разбирался, с какого момента нужно исчислять срок исковой давности на обращение с требованием о виндикации спорного имущества: когда стало ясно, кто его незаконный владелец, или когда собственник узнал об обстоятельствах выбытия спорного имущества, но при этом четкого отказа на доступ к нему так и не получил.

5 мая 2006 года ЗАО "Конструкторское бюро навигационных систем" ("Навис"), специализирующееся на создании новых технологий, купило у ЗАО "Скан-груп" систему электрического контроля SPEA 4040. А спустя три месяца, 2 августа 2006-го, "Навис", один из его учредителей – Автономная некоммерческая организация "Конструкторское бюро "Корунд-М", а также учредитель последнего – Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Научно-исследовательский институт системных исследований Российской академии наук (НИИСИ РАН) – приняли решение о вводе этой системы в эксплуатацию. Стороны договорились использовать оборудование совместно, а местом расположения выбрали помещение в Москве на пл. Академика Курчатова, принадлежащее ФГБУ "Национальный исследовательский центр "Курчатовский институт".

В 2008 году собственник системы "Навис" прекратил участвовать в использовании оборудования, однако система продолжала находиться на территории Курчатовского института. Письмом от 16 января 2009 года "Навис" попросил НИИСИ РАН допустить его к оборудованию для его демонтажа и вывоза, однако сначала его попросили предоставить правоустанавливающие документы на систему, а когда это было исполнено – ответа на повторный запрос уже не последовало.

В 2012 году "Навис" еще несколько раз просил вернуть ему оборудование, но безуспешно: все его обращения остались без удовлетворения. А в конце 2012-го компании стало известно, что спорное оборудование находится на ремонте у ЗАО "Предприятие ОСТЕК", поступившее последнему вообще от новой компании – ОАО "КБ "Корунд-М".

И в июле 2013 года "Навис" обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском к АНО "КБ "Корунд-М", НИИСИ РАН, "Курчатовскому институту", а также ОАО "КБ "Корунд-М" с требованием возвратить ему спорную систему (№А40-102200/2013). Ссылался он при этом на ст. 301 РФ Гражданского кодекса [Истребование имущества из чужого незаконного владения]. В процессе судебных разбирательств выяснилось, что оборудование находится именно у ОАО "КБ "Корунд-М", и "Навис" от иска ко всем другим ответчикам отказался.

Однако судья АСГМ Анжела Белова в требованиях собственнику отказала. По ее мнению, компания пропустила трехлетний срок исковой давности, установленный в ст. 196 ГК РФ. "Истец не мог не знать об обстоятельствах выбытия спорного имущества из его владения не позднее, чем 16 января 2009 года – с момента уведомления об обеспечении допуска своих сотрудников к системе электрического контроля с намерением ее демонтажа и последующего вывоза, то есть за пределами трехлетнего срока до даты предъявления иска (29 июля 2013 года)", – рассудила судья.

Апелляционная коллегия 9-го ААС (Маргарита Верстова, Наталья Лаврецкая и Наталья Левченко) это решение отменила. На ее взгляд, срок исковой давности на обращение с требованием о виндикации системы истцом соблюден: он должен отсчитываться с момента отказа в предоставлении доступа к оборудованию. Однако такого отказа вообще не было, сочли судьи: [в 2009 году] в ответ на письмо "Навис" "НИИСИ РАН, наоборот, указал на возможность демонтажа оборудования при условии предоставления правоустанавливающих документов", говорится в постановлении апелляции.

Впрочем, кассационная коллегия АС Московского округа (Виктория Петрова, Елена Зверева и Владимир Кобылянский) это постановление отменила, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Тогда "Навис" обратился с жалобой в Верховный суд. Там компания указывала, что спорное письмо от 19 января 2009 года направлялось ей для доступа на территорию Курчатовского института и не может свидетельствовать о том, что тогда она знала о нарушении своих прав. Отказа же в демонтаже и вывозе оборудования ей вообще не поступало. Кроме того, ссылался в жалобе "Навис" и на то, что до августа 2010 года вообще не знал, кто является "незаконным владельцем" его имущества: именно эта дата согласно выписке из ЕГРЮЛ является датой создания ОАО "КБ "Корунд-М".

Судье ВС Наталье Павловой эти доводы показались заслуживающими внимания, и она передала дело на рассмотрение экономической коллегии. Заседание там состоялось в этот вторник, 1 сентября.

В первую очередь представитель "Навис" Артем Василевич сослался на то, что суды первой и кассационной инстанции необоснованно не учли положение ст. 200 ГК РФ. Согласно этой норме для применения срока исковой давности суду необходимо установить не только дату, когда лицо узнало о нарушении своего права, но и дату, когда установлено лицо, у которого фактически находится в незаконном владении имущество. "По сути, до конца 2012 года мы не знали где находится наше имущество, – рассказывал юрист. – Мы узнали только в ноябре 2012-го, когда ОАО "КБ "Корунд" передало оборудование на ремонт. Мы сразу написали письмо и, только получив ответ, узнали, кто является незаконным владельцем". Эти обстоятельства препятствовали "Навис" обратиться в суд, настаивал Василевич и попросил экономколлегию оставить в силе постановление апелляции.

– Что вы считаете фактом того, что имущество выбыло из вашего законного владения? С каком момента нужно исчислять срок давности? – поинтересовалась у юриста "Навис" председательствующий судья Павлова.

– С ноября 2012 года – когда узнали, кто является незаконным владельцем.


Читать полностью


Возврат к списку